• Главная
  • |
  • Информационный бюллетень
  • |
  • чАвО
  • |
  • карта сайта
  • |
  • контакты
  • о программе
  • Беларусь
  • Россия
  • Украина
  • Лица программы
  • материалы
  • Пресс-центр
  • ПРОЕКТ НОВОВОЛЫНСК - ВЫСТАВКА

    ПРОЕКТ НОВОВОЛЫНСК - ВЫСТАВКА

    Bookmark and Share

    В Нововолынском историческом музее презентовали выставку программы "Место встречи: диалог" -- "...Как глоток свежего воздуха".

    "Мира и здоровья”

    -- в один голос говорят люди, сидящие за удлиненным столом в небольшой, уютной комнатке Благотворительного фонда Каритас-Волынь, отвечая на вопрос: “В чем вы нуждаетесь больше всего?”

    Novovolynsk8Они собрались сегодня в Фонде по моей просьбе, однако, похоже, пришли с удовольствием. “Когда меня зовут, то я аж бегом бегу, пока сила есть, -- говорит Анна Михайловна Шалина. – Как мы ждем этих встреч! Они продлевают нам жизнь”. Ей вторит Антонина Игнатьевна Стрельцова: “Сидишь в хате – один телевизор, надоедает тот телевизор.  А прийдешь сюда -- людей увидишь, пообщаешься. Тут покажут, как цветочек тот сделать. Ну оно мне вроде бы не надо, но интересно, что обо мне здесь хлопочут, заботятся. Вы знаете, идешь домой – как-то аж на душе веселее”. 

    За столом разложено рукоделие, женщины делают украшения для пасхального кулича, ведь праздник уже через месяц. Заинтересованно рассматривают изделия друг друга. Почти с юношеским интересом.

    Здесь рядом – люди с разными судьбами. Дети войны, бывшие принудительные работники, жертвы сталинского террора.

    Розалия Валериевна Мороз, 1940, была ребенком вывезена в Германию. Когда родители шли на работу, ей казалось, что они ее бросили. То чувство она помнит и поныне.

    Novovolynsk7Рядом с нею поглощенно работает над бумажным цветком Антонина Игнатьевна Стрельцова, 1937. Она родилась в Воронежской области, а на Волынь попала, спасаясь от послевоенного голода.

    Novovolynsk22Тамара Ивановна Найдюк, 1943, родилась в Германии, ее родителей принудительно туда вывезли. Германии не помнит, но знает, что чудом выжила там во время бомбардировок. В ясли для детей принудительных работников попала бомба, погибли все дети, кроме нее.

    Novovolynsk2Единственный мужчина не проявляет заинтересованности бумажными цветами. Это Адольф Иосипович Лисовский, 1925, поляк по национальности, из Житомирской области. Пытается выглядеть суровым, но его почти детская улыбка выдает доброту души. О себе рассказывает охотно, впрочем, как и все. Отца, как куркуля, расстрелял НКВД в 1937 году. Мама тяжело заболела, поэтому оказался в детском доме. В 1942 году немцы посадили весь детский дом в вагон и вывезли в Брауншвейг. С единственной целью – обеспечить живой банк крови раненым немецким солдатам. У Адольфа Иосиповича до сих пор болит там, где брали кровь. Это воспоминание – самое тяжелое в жизни. А еще – ранение вследствие бомбардировок, показывает шрам на голове. И послевоенные тяжелые годы на Донбасе.

    Novovolynsk21Рядом с ним – женщина, которая провела свое детство и юность в Сибири. Семью Анны Михайловны Шалиной -- маму с тремя малыми детьми и двумя старыми бабушками -- выслали в Сибирь как семью одного из руководителей УПА. Она вспоминает добрых людей, немцев и русских, которые помогли там выжить. Сами засланные, они помагали хлебом со своего пайка. “Человек должен в своей жизни все пережить и остаться человеком” – говорит Анна Михайловна. 

    В комнате есть еще люди, завсегдатаи проекта Каритас-Волынь: Анна Андреевна Фурманюк, 1944, Вера Юхимовна Пазюк, 1936, Анна Севастьяновна Ежель, 1936, Ирина Степановна Бубела, 1942, Евгения Ивановна Сендер, 1949, Анна Иосиповна Музычук, 1948, Людмила Михайловна Лукашук, 1945, Анна Юрьевна Туз, 1949.

    Доля свела этих людей в городке Нововолынск чудом. Городу всего 60 лет. Его заложили в 50-х как шахтарское поселение. Поэтому все мои собеседники не являются его уроженцами. Кто-то перебрался сюда из близлежащих волынских деревень, кто-то приехал на работу, как Адольф Иосипович, в прошлом -- горный мастер. 

    Людмила Михайловна Лукашук, 1945, родилась на Луганщине. Помнит послевоенный голод, маму, очень полную, опухшую от голода, в голубеньком платье, и как плакала: “Есть хочу”.

    Такие разные люди оказались здесь, возле самой границы с Польшей, волей судьбы, каждый своим путем. Кто-то ехал работать на новооткрытые шахты, кто-то -- строить новый город. Много здесь бывших репрессированных, которые работали на шахтах Сибири, ведь после освобождения из советских тюрем им не разрешали селиться в Украине. Но, как исключение, разрешили в новопостроенном шахтерском городе. 

    Тяжелые воспоминания о прошлом переходят в разговор о сегодняших проблемах: о пенсии, огородах, а потом – о коррупции и войне. В центре Нововолынска за памятником молодого Шевченка есть стелла с фотографиями погибших жителей города – убитых на Майдане и на сегодняшней войне. Там, под портретами молодых парней, все время лежат живые цветы. Это рана города Нововолынск.

    Не все участники проекта могут прийти Центр. Среди 105 человек целевой группы людей в возрасте от 70 до 97 лет есть 19 немобильных и 28 маломобильных. К тем, кто не выходит из дому, приходят волонтеры и сотрудники проекта.

    Novovolynsk20Мы в гостях у Татьяны Сергеевны Буниной, 1925. Она потеряла слух и не выходит из дому, но живые глаза излучают доброту. Ее дочь мелом на специальной доске пишет нашу просьбу рассказать о себе. Татьяна Сергеевна вспоминает свою лагерную юность в Германии, в удивительных подробностях помнит людей, обстоятельства, человеческую доброту. Плачет за молодыми парнями, которые умирали от голода в лагере. Рассказывает, как после освобождения восемнадцатилетние юноши и девушки выглядели на 50 лет. И как, чудом оставшись в живых в Германии, вернулась домой, где начался новый послевоенный ад.

    Novovolynsk26На следующий день, 7 марта, снова встречаю своих новых знакомых в Нововолынском историческом музее. Музей небольшой, как и история города. Открывается выставка программы “Место встречи: диалог”, которую Немецкий фонд “Память, ответственность и будущее” реализует в Беларуси, России и Украине. Название: “...Как глоток свежего воздуха”. Так сказал о программе один из героев выставки.

    К выставке Фонда сотрудники Нововолынского проекта добавили четыре стенда о жителях своего города, переживших Вторую мировую. АNovovolynsk14нна Андреевна Фурманюк с улыбкой рассматривает стенд, на котором – ее портрет и короткая биография. “А я и не знала, для чего у меня просили фотографию, вот же она”, – удивляется женщина. Novovolynsk15Стенд о себе нашел и Василий Матвеевич Бусловский, 1926, ветеран Второй мировой, который прошел от Харькова до Будапешта. Его коллега по Союзу ветаранов подначивает: “Расскажи, как ты охранял документы на Ялтинской конференции”. “Да что там рассказывать? Ну видел Сталина, Черчилля – ничего особенного”, -- скромно отвечает Василий Матвеевич.

    Среди выступающих на выставке – руководитель Волынского Каритаса отец Владимир Кметь. Старшее поколение слушает его с особым вниманием, ловит кождое слово. Женщины признаются, что ходят в Каритас не только, чтобы встретиться с ровесниками. Не менее важно послушать проповеди отца Владимира, почувствовать на себе заботу социальных работников Марии Кметь и Наталии Гавронской, а также руководителя проекта Татьяны Карпенюк.

    Военное поколение Нововолынска пережило тяжелое детство, юность, да и сегодня не чувствует себя хорошо. Пенсии, а это от 1200 до 1500 гривень в месяц, не хватает даже на еду. Многих спасают огороды. Но самое главное – это война на востоке Украины. Как и в детстве, так и в конце жизни они слышат это страшное слово. Поэтому и просят прежде всего: “Мира и здоровья”.

    Novovolynsk16

     Команда Волынского Каритаса

    Novovolynsk24